ГЛАВНАЯ
МИР СВЕТА


Олег Шапошников. Мир Света

Часть 2

Глава 4 | Глава 5

   

Действие 3

Мы снова оказались в необычном туннеле, и снова я испытал некий страх. Трудно говорить, сколько занимало подобное путешествие, но по моим ощущениям время пребывания в тоннеле было очень недолгим. И вот, мы снова оказались на месте нашей дислокации. Выйдя из туннеля, мы остались в строю. Прозвучал сигнал гонга, и мы, стали разворачиваться, и вновь направились к горе. Только на этот раз мы стали подниматься на нее. По мере подъема мы подошли к сиянию, которое вблизи представляло собой клубящийся сияющий туман. Отряд за отрядом входил в это сияние и размещался там.

Уже при начале подъема, я обратил внимание, что все мы еле-еле держались на ногах. И когда я оказался в сияющем белым светом тумане, я почувствовал, как я наполняюсь энергией. По мере того, как мы поднимались, туман становился все гуще, а энергия свечения все более мощной. Наконец мы остановились. Не скажу, сколько мы оставались в светящемся тумане, но никаких распоряжений не поступало. Внезапно я понял, что мне достаточно энергии. Я стал медленно спускаться, с трудом ориентируясь в тумане. Выйдя из плотного тумана, я стал различать рельеф и стал спускаться быстрее. При этом я замелил, что другие воины спускаются тоже. Но каждый спускался сам, самостоятельно определяя время нахождения в тумане. Это было понятно, - каждому нужно было индивидуальное количество энергии.

Оказавшись на равнине, все принялись за свои обычные дела. Я немного побродил среди других воинов и стал изучать свое самоощущение. Я наполнился энергией, но мне, в отличие от других воинов, которые, получив необходимую им энергию, занялись привычным для них времяпровождением, явно не хватало какой-то иной энергии. Я явно испытывал некий дискомфорт. Тогда я нашел укромный уголок и стал анализировать ситуацию. Я довольно долго размышлял, и потом пришел к однозначному выводу. Я не чувствовал того, что в меня входит божественная энергия. Вот, что так не хватало мне. Тогда, пользуясь укромностью места, которое мне удалось найти, я отложил в сторону меч, который я до этого ни на секунду не выпускал из рук. И как только я сделал это, в меня хлынул поток божественной энергии. Я впитывал ее с той жадностью, с которой измученный жаждой путник пьет долгожданную воду. Не скажу, сколько времени это продолжалось, но думаю, что долго.

Едва я наполнился божественной энергией, как я увидел командира своего отряда, который явно искал кого-то. Я быстро взял меч и пошел ему навстречу. Он увидел меня и помахал мне рукой, зовя за собой. Мы быстро шли куда-то, почти бежали. Наконец, мы оказались на месте. Мы предстали перед главным среди нас. Тот был явно озабочен какой-то проблемой. Увидев меня, он сообщил мне, что меня ждет ответственное задание. Также он сообщил мне, что я получил повышение, и теперь я буду командовать половиной отряда. Мой командир был явно озадачен этими словами. Его явно смутило понятие – половина отряда. Как я успел заметить, такого понятия до сих пор явно не было. Потом наш главный воин продолжил свои распоряжения. Он сказал, что мы отправимся в путь двумя такими отрядами – половинками. Одним отрядом буду командовать я, а другим отрядом – другой воин. Также он сказал, что у нас будет воин – проводник и что все решения мы должны будем принимать коллегиально, втроем. Последние слова совсем удивили моего бывшего командира. Он был очень удивлен, но продолжал молчать. Да, это было явно что-то необычное.

Потом мы направились куда-то. Что тоже было удивительно (судя по поведению моего бывшего командира), наш главный воин тоже пошел с нами. Мы оказались в месте на равнине, где были построены два отряда. В принципе – это был отряд, который был просто поделен на две части. У одной части был командир – воин, который стоял впереди отряда, а вот второй частью и предстояло командовать мне. В отдалении стоял воин. Главный среди нас позвал его и представил как нашего проводника. Потом он отозвал нас троих (меня, командира первого отряда и проводника) и поставил перед нами задачу. Мы должны были оказаться в том мире, откуда я пришел сюда, и забрать оттуда какого-то старца и доставить его в Мир Света, где нас встретит мой бывший командир со своим отрядом и уже сам доставит старца туда, где его ждут.

Получив все распоряжения и инструкции, мы отправились в путь. Мы снова оказались в туннеле, который переместил нас в мой прежний мир. Потом мы шли по каким-то местам, но не долго. Наконец мы оказались перед какой-то пещерой. Проводник отправился в пещеру и вышел оттуда со старцем. Старец был очень высокий и худой. На нем была белая одежда и белые волосы. Но волосы на голове и борода не были длинными. Они были подстрижены. Они явно были подстрижены. Похоже, старец имел физическое тело, которое находилось в данный момент в обычном, физическом мире. Его глаза были пронзительны и имели необыкновенную глубину. Казалось, что они не имели глубины.

Впрочем, мне не было времени особенно изучать старца. Пора было идти назад. Но мы пошли совсем иной дорогой. Проводник объяснил мне, что старец не может воспользоваться туннелем для перехода. Нам придется идти до некой горы, по которой мы войдем в туманное пространство над нашими головами, а уже оттуда мы выйдем в Мир Света. Мы шли достаточно долго и неожиданно оказались вблизи тех мест, которые были мне знакомы. Проводник показал мне гору, по которой мы должны были подниматься в туман. Мы направлялись к ней.

И вот, когда мы собирались пройти по дороге, пролегающий по дну неглубокого ущелья, а как я понял, это была единственная дорога к нужной нам горе, мы столкнулись с нападением. На нас градом полетели стрелы. Лучники стреляли с обеих вершин, которые возвышались с обеих сторон ущелья. Мы попали в засаду. Отряд, шедший первым, понес серьезные потери. Я приказал отступить. Вы вышли из ущелья. Вернулся и наш первый отряд. Его командир выразил недовольство моими действиями. Он сказал, что нужно было попытаться проскочить засаду и продолжать путь. На что я возразил, что ущелье достаточно длинное и лучники, скорее всего, расположились по всей его длине. Нас просто всех перебьют. Проводник согласился со мной. Командир первого отряда вынужден был подчиниться нашему решению. Я предложил свой план. Я сказал, что эти места известны мне, и что я знаю другую дорогу к горе. Никакой другой дороги я не знал, но нужно было просто уйти из опасного места. Командир первого отряда стал говорить, что другой дороги нет, но проводник неожиданно поддержал меня.

Мы пошли по моему маршруту. Наконец, мы оказались недалеко от места моего прежнего пребывания. Я распорядился встать лагерем и усилием воли полностью прекратил излучение, исходящее от меня. Увидев искреннее изумление окружающих меня воинов, я понял, что они не могут этого сделать. По всей видимости, это может сделать только тот, кто имеет физическое тело, т.е., такая сущность, как и я. Я направился в храм Одина. Мой замысел был прост. Нам не хватало экипировки. Нам нужны были щиты, которые защитят нас от разящих стрел. Причем, стрелы были необычные. В данном мире не было таких стрел. Стрелы, которые летели на нас, когда мы попали в засаду, были искусно сделаны из железа. Я подумал о том, что тот, кто организовал эту засаду, даже не позаботился о том, чтобы замаскировать стрелы из нижнего мира под данный мир. Впрочем, это было хлопотно и трудоемко. Проще расстрелять наши отряды, а потом просто собрать все стрелы. Да, тут было явно нападение не местных обитателей. Похоже, мы опять встретились с черными воинами. Хотя они и могли нанять местных жителей, но вот оружие, которое они использовали, было явно не местное.

Я подготовил нужное количество щитов, а мои бывшие подчиненные вынесли их из специального хранилища при храме и сложили недалеко от нашего лагеря. Придя в лагерь, я распорядился воинам взять щиты и снова направится в ущелье. Командир первого отряда возмутился моими действиями. Он сказал, что мы не можем прибегать к помощи обитателей этого мира, и мы не имеем права брать принесенные щиты. Наказание за это будет ужасным. Но проводник снова поддержал меня, и командир первого отряда вынужден был подчиниться. Мы двинулись к ущелью. Другой дороги все равно не было.

Подойдя к ущелью, мы остановились. Я предложил новый план. Надо было разгромить тех, кто стрелял сверху. Проводник согласился с этим. Он сказал, что есть две тропы, которые ведут наверх и по ним можно попасть на вершины обрывов над ущельем, где засели лучники. Я добавил к этому, что они не ожидают нападения с этой стороны и их можно застать врасплох, напав сзади. Командир первого отряда опять выразил протест, но мы опять большинством голосов приняли мой план. Я стал дальше излагать свой план. Я со своим отрядом направлюсь в ущелье. Лучники будут стрелять в нас, и их внимание будет сосредоточено только на этом. У нас будут щиты, поэтому их стрелы не принесут нам проблем. Первый же отряд должен быть поделен на две части, каждая из которых пройдет по тропе и неожиданно нападет на лучников. А сам командир первого отряда и проводник останутся с ранеными и со старцем. И опять командир первого отряда выразил протест, и мы опять большинством голосов приняли нужное мне решение.

Мой отряд выдвинулся в ущелье и, прикрываясь щитами, принял удар на себя. Стрелы градом летели в нас, но отскакивали от щитов. Мы достаточно долго отвлекали внимание стрелков, но вдруг, в одно мгновение, все прекратилось. На вершинах обрывов показались наши воины. Лучники были уничтожены. Часть из них во время схватки упало с обрыва. Я внимательно рассмотрел их. Это были местные обитатели. Но их оружие, - было оружием черных воинов. Мечи, стрелы и даже луки были сделаны из железа. Особенно меня поразили луки. Изготовленные из необычной стали, луки, фактически, представляли собой произведение искусства. Но на лучниках не было лат, и нашим воинам, имеющим защиту от их стрел и облучающих их своим светом, справится с ним, да еще и, напав на них с тыла, не составляло никакого труда. Хотя, как доложили воины первого отряда, лучников было очень много. Они действительно расположились по всему ущелью. Замысел был хорош. Не имея щитов, мы были обречены на поражение.

Теперь мы могли двигаться дальше. Мы восстановили походный порядок и двинулись вперед. Но, помня о нападении, я понимал, что засадой лучников дело не закончится. Я послал вперед группу разведчиков. Мы шли гораздо медленнее, чем высланная вперед группа, и не успели пройти и малой части пути, как разведчики вернулись назад и доложили, что впереди расположились черные воины. Они находились за поворотом ущелья и, видимо ждали сигнала от лучников для того, чтобы окончательно расправиться с нами. Они явно не знали того, что лучники потерпели поражение. Ибо, как доложили разведчики, они находились не в боевом, а походном порядке. Т.е. они не ждали нас, а готовились сами совершить марш бросок к месту нашего фиаско. Я решил воспользоваться этим. Мы скрытно подошли к повороту ущелья. Первый отряд остался с ранеными и со старцем, а также защищал наш тыл, а мой отряд стремительно бросился вперед и напал на черных воинов, совершенно не ожидающих этого нападения. Схватка была яростной, но не долгой. Эффект внезапности и неожиданного поворота ситуации сыграл свою роль. Черные воины были ошеломлены, растеряны и не оказали достойного сопротивления. Мы полностью разгромили их.

Мы снова восстановили походный порядок и двинулись вперед. Но не успели мы пройти и сотни шагов, как увидели впереди новый отряд черных воинов. Отряд был небольшой, и мы бы без труда разделались с ними, но впереди стоял их повелитель. Как говориться, маски были сброшены. Командир первого отряда, не согласовывая свои действия ни со мной, ни с проводником, дал сигнал к атаке. Он бросился вперед, приказывая своим воинам следовать за ним. Но ситуация с его отрядом была уже несколько иной. Дело в том, что как его отряд был разделен на две части при схватке с лучниками, так это разделение и имело место. Одна часть его отряда несла воинов, имеющих поражения и не имеющих возможности идти самим, и уже имела своего командира, а вторая часть отряда была передана в распоряжение проводника, осуществляя разведку дороги. Я крикнул проводнику, чтобы никто не двигался вперед и приказал командиру части воинов, несших раненых, оставаться на месте. Командир первого отряда, пробежав четверть расстояния от нас до черных воинов, остановился. Никто не двинулся за ним. Он снова повторил свое приказание и снова бросился вперед, рассчитывая, что мы будем вынуждены поддержать его. Но опять все не сделали и шагу.

Командир первого отряда оказался ровно на середине расстояния между нами и черными воинами. Он остановился. Я дал команду к отступлению. Проводник со своими воинами должен был идти вперед, за ним должна была идти группа воинов со старцем и ранеными, а мой отряд должен был отступать, и отступать так, чтобы быть готовым к обороне на случай того, что черные воины будут преследовать нас. Впрочем, предводитель черный воинов не давал такой команды. Черных воинов было слишком мало, чтобы атаковать нас. А вот сам он, по всей видимости, этого делать не мог. Но вот принять участие в битве, в случае нашей атаки…. Это да. Видимо на это и был расчет. Мы напали, они защищаются. И он вступает в битву.

Далее развитие событий стало напоминать некое театральное действо. Командир первого отряда стал биться в конвульсиях. Потом от него прекратилось излучение белого цвета. Свет стал менять свою цветовую гамму, а потом прекратился вообще. С его мечом произошло что-то странное. Он как бы вспыхнул и, отброшенный этой изменившейся сущностью, просто сгорел. Новая сущность, повернулось к нам, и мы увидели, что она превратилась в какое-то черное ужасное существо. Это существо стало грозить нам и кидать в нас камнями. Впрочем, нам некогда было рассматривать все это, и я приказал ускорить отступление.

Мы снова вышли из ущелья. Теперь среди нас не было или лазутчиков или предателей, тут я не стал давать оценку ситуации, связанной с бывшим командиром первого отряда, Но и путь к горе был перекрыт. Нужно было готовить новый план действий. Но тут я увидел проводника, спешащего ко мне. Вместе с ним был старец, не тот старец, которого мы должны были привести в Мир Света, а мой учитель. Старец сказал, что есть еще один путь в Мир Света, и мы должны идти по этому пути.

Шли мы долго. Мы шли какими-то тропами, ущельями, проходили через какие-то пещеры…. Честно говоря, в какой-то момент, я уже был готов уже сразиться с предводителем черных воинов…. Но все когда-то кончается. Кончилась и наши скитания. Мы оказались в какой-то пещере. И когда мы вышли из нее, то оказались в тумане. Теперь мы шли в этой темной пелене. Это было сравнительно недолго, впрочем, в этой среде трудно говорить о времени. И вот мы в какой-то момент вышли из тумана и оказались в Мире Света.

Естественно, мы вышли в другом месте, и нас никто не встречал. Но это нисколько не смутило старца, и он даже призвал нас ускорить шаг, сообщив, что надо спешить. Тогда я отправил проводника с его группой воинов и группу воинов, несших раненых, следовать к месту нашей постоянной дислокации. Теперь нас оставалось мало, но мы могли идти быстро, а никакого нападения здесь я не ожидал. И вот мы оказались перед некой горой. Ее склоны были неприступны. Лишь узкий проход вел куда-то вверх. Мы пошли по нему, и оказались на небольшом плато. На нем в боевом порядке располагался отряд воинов, подобных нам. Мы остановились. Старец удалился куда-то, пройдя через их боевые порядки. Мы стали ждать. Старец с короткими волосами оставался с нами. Вообще, я с интересом наблюдал за общением старцев. Пока мы пробирались к Миру Света, я, конечно, был всецело поглощен дорогой. Но за то время, пока мы находились в Мире Света, я внимательно пригляделся к ним. Их общение было достаточно странным. Они не разговаривали между собой. Лишь иногда они смотрели друг на друга, но ничего не говорили.

Появился старец – мой учитель, и вместе с ним шел еще один старец. Второй старец распорядился пропустить нас. Мы прошли сквозь строй воинов, охраняющих это место, и стали подниматься в гору. Старцы шли впереди. Наконец мы оказались на плато, над которым тоже нависала шапка сияющего тумана. Второй старец поблагодарил нас и сказал, что мы должны оставаться здесь. Я дал команду воинам войти в сияющий туман. Этому было самое время…. Я тоже вошел в туман, но на этот раз я находился там не до того ощущения, что я полностью наполнился энергией, а до ощущения того, что я просто восполнил свои силы. Я вышел из тумана, гораздо раньше своих воинов. Воспользовавшись тем, что на плато никого не было, я отложил в сторону свой меч и стал наполняться Светом Бога, божественной энергией. Вот, что нужно было мне больше всего.

Через какое-то время стали спускаться мои воины, и все мы расположились на плато, ожидая дальнейших событий. Находились мы на плато достаточно долго. Потом появился воин – проводник. Он сказал, что довел первый отряд к месту дислокации и теперь пришел за нами. Он нашел вход в туннель, который почти мгновенно переместил нас на нашу гору.

Дальнейшие события не заставили себя долго ждать. Появился мой бывший командир и пригласил меня следовать за ним. Я предстал перед главным среди нас. Главный среди нас объявил мне, что во время последнего похода мной были нарушены определенные законы. Так как противник первым нарушил эти законы, то я не подлежу наказанию, но они вынуждены проститься со мной. Потом главный среди нас сделал паузу и продолжил свою речь. Он объявил мне, что поход закончился успешно и, хотя я и покидаю их, но я удостоен звания командира отряда и мой меч останется со мной. На том он попрощался со мной.

Я покидал гору. Меня провели через сооружение, служащее мостом, и, пройдя через ущелье, я оказался на другой его стороне. Сооружение подняли, воины, управляющие им, ушли, и я остался один. Впрочем, когда я повернулся, намереваясь начать спуск с горы, я увидел старца – учителя.

Действие 4

Мы пришли в храм Одина. Здесь уже шло обучение тех, кто поднимался в Мир Света. Я не буду останавливаться на описании этого процесса. Как я увидел, он происходил по принципам, которые, я описывал ранее. Что касается меня, то мое появление здесь ожидали с нетерпением, хотя, я, честно говоря, не совсем представлял свою роль. Пока я просто наблюдал за всем тем, что происходило на горе. И вот, в определенный момент, явился старец и позвал меня. Мы спустились уже знакомый мне плотный туман. Там нас ожидала некая сущность. Я сразу понял, что перед нами кандидат на подъем в Мир Света. Старец внезапно оказался у меня за спиной, как бы предоставляя мне полную свободу действий. Как я понял, я должен был исполнить роль фигуры, от которой исходил ослепительный свет.

Я стал беседовать с сущностью. Сущность сообщила мне, что не может больше оставаться в прежнем мире. Этот мир стал, как бы тесен для нее. Ее Эго уже не нуждалось в идеальном способе самовыражения. Ее Эго уже выразило себя и теперь нуждалось в дальнейшем применении на ином уровне. Естественно, я вел беседу очень аккуратно и не спешил с выводами и предложениями. У меня не было опыта в данном вопросе, да и саму сущность терзало множество вопросов. Она не спешила с принятием окончательного решения. Выяснив вопросы, которые интересовали меня, мы приступили к обсуждению вопросов, которые интересовали данную сущность.

Безусловно, я был скуп на обещания и непреклонен в требованиях. Я понимал, что наша беседа все равно носит несколько формальный характер. Суть этой формальности была в том, что сущности должно было быть сделано предложение. В принципе, можно было обойтись и без слов, без диалога. Мне было все понятно, хотя, но, будучи первый раз в данной ипостаси, я должен был убедиться, и неоднократно, в правильности своего понимания. Сущность, в принципе, тоже все прекрасно понимала. Ее ожидал трудный, жесткий, и очень сложный путь, с минимумом свободы и максимумом ответственности. Естественно, она хотела получить от меня подтверждение этому. Но, опять же, повторю, что это подтверждение носило формальный характер, а обсуждать детали вообще не было смысла. Так что наш диалог был достаточно понятен друг другу и мое предложение, принятие которого давало сущности вход в Мир Света, тоже.

Теперь, как я понимал, сущность должна получить предложение от противоположной стороны и сделать выбор. Фигура, которую я видел тогда, когда сам был на месте данной сущности, не появилась. Появился демон. В прошлый раз я внимательно не рассматривал свиту, которая окружала фигуру. Но, на мой взгляд, этого демона в свите не было. И он, как мне показалось, был намного более могуч и силен, чем демоны из свиты. Вполне возможно, что он занимал в их иерархии значительное место. Демон повел свой диалог. Я не стал вникать в суть диалога. Ибо это тоже была формальность. Сущность прекрасно понимала, что ей предстоит в случае принятия предложения от демона. Однако, внезапно их диалог начал превращаться из формального диалога в конкретный диалог. По всей видимости, шел торг. А потом они пришли к соглашению. Сущность приняла предложение демона. И они удались. Мы со старцем вернулись назад, в Мир Света.

Старец сказал, что теперь мне предстояло выполнять данную роль. Я спросил старца о возможных ошибках с моей стороны, на что старец ответил мне, что я все сделал правильно. Теперь я стал заниматься данной миссией.

В какой-то момент я проводил старца с двумя сущностями, прошедшими обучение. Они уходили, и я понимал, куда они уходят. Они уходили на гору воинов. На мой взгляд, прошло много времени, возможно, даже очень много, пока одна из ушедших сущностей вернулась назад. Меча у нее не было. Вторая сущность не вернулась. Теперь вернувшаяся сущность стала сопровождать меня при выполнении моей миссии. Потом я понял, что должен поручить выполнение миссии этой сущности, а сам наблюдать за происходящим. Это все заняло, опять же, на мой взгляд, значительное время. А потом уже сущность стала выполнять миссию самостоятельно. Некоторое время я находился на горе, будучи готовым, в любой момент, вмешаться в ситуацию. Но моего вмешательства так и не потребовалось.

Действие 5

Как только все вопросы в храме Одина были решены, мы со старцем отправились в путь. Шли мы очень долго. Наконец мы пришли к той горе, куда мы в свое время привели старца из моего прежнего мира. Я назвал ее горой старцев. Мы стали подниматься на гору, миновали охранение воинов и вновь оказались на плато, где расстались со старцем, которого мы привели сюда. Над плато нависала шапка сияющего тумана. Мы вошли в этот туман и стали подниматься дальше. Идти было сложно, и чем выше мы поднимались, тем сложнее было идти. Мы просто карабкались вверх, практически не разбирая дороги.

В какой-то момент я понял, туман стал настолько плотным, что мы же шли не по рельефу горы, а по самому туману. И тогда идти стало легко. Старец повел меня куда-то в этом тумане. А потом мы вновь стали подниматься наверх, выходя из тумана. И когда мы вышли из сияющего тумана, то я увидел другой мир. Я назвал его Небеса. Сияющий туман был под ногами, а сверху я купался в Свете Бога. Нас встретил Один. Он сказал, что он будет говорить, а я должен запомнить все то, что он скажет и потом записать это в виде вис. И Один стал говорить ….

Copyright © 2001-2007     Shaposhnikov Oleg     http://runa-odin.narod.ru   

Hosted by uCoz