ГЛАВНАЯ
Олег Шапошников

Северный пантеон богов

Глава 1 | Глава 2 | Глава 3

   

Светлый Бальдр

Снова приведем цитату из Младшей Эдды:

Второй сын едина - это Бальдр. О нем можно сказать только доброе. Он лучше всех, и его все прославляют. Так он прекрасен лицом и так светел, что исходит от него сияние. Есть растение, столь белоснежное, что равняют его с ресницами Бальдра, из всех растений оно самое белое. Теперь ты можешь вообразить, насколько светлы и прекрасны волосы его и тело. Он самый мудрый из асов, самый сладкоречивый и благостный. Но написано ему на роду, что не исполнится ни один из его приговоров. Он живет в месте, что зовется Брейдаблик, на небесах. В этом месте не может быть никакого порока, как здесь об этом сказано:

Брейдаблик зовется.
Бальдр там себе
построил палаты;
на этой земле
злодейств никаких
не бывало от века.

И мы сейчас рассмотрим несколько важнейших вопросов. Вопрос первый. Чтобы было, если Бальдр не погиб? Вопрос второй. Почему погиб Бальдр? Вопрос третий. Это выражение некой Судьбы Мирового Развития, или исключительно происки Локи?

Чтобы ответить на первый вопрос мы снова вернемся к Системе Валькнута. И нам придется повторить то, что уже было сказано в первой главе. Нас сейчас интересует система Бога – система Один, Вили и Ве. Есть Бог – Творец всего сущего, то, что над сущим. Это то, что нельзя идентифицировать и то, чему нельзя присвоить индивидуальные черты. Ибо Бог есть все, а все не может иметь индивидуальность. Когда появляется индивидуальность, то уходит всесущность. Я долго думал, как назвать это понятие, и вот, наконец-то подобрал нужное, на мой взгляд, слово. Всесущность. Если приобретается индивидуальность, то происходит формирование некой конкретной направленности и всесущность исчезает. Это с одной стороны. С другой стороны появляется опасность придания некой частности статуса Идеала. Т.е., частность становится Идеалом. А это означает конец развития.

В тоже время требуется некая индивидуальность, то, что будет понятно человеку. И Один становится выразителем этой индивидуальности. Вили и Ве не являются выразителями индивидуальности. И пытаться постичь их, и тем более найти их в неком индивидуальном облике невозможно. Они вместе с Одином объединяются в Боге, создавая Бога. Принцип отображен в Валькнуте. Таким образом, индивидуальность Одина, пребывающего в Боге растворяется. И индивидуальность появляется, когда он предстает перед нами.

Христианский вариант – Бог. И некая индивидуальность – Иисус Христос. То, что понятно человеку. Принцип четко скопирован с Системы Валькнута. Христианский вариант – Бог Отец, Бог Сын и Святой Дух. Бог Сын – Иисус Христос имеет черты идентичные Бальдру. Тут можно искать некие различия, но суть одна. Фактически Иисус Христос был скопирован с Бальдра. И фактически христианская троица представляет собой следующую систему:

  • Бог Отец – Система Валькнута (для примера - Один, Вили, Ве; но это только иллюстрация системы; ибо к Христианству это не относится);
  • Бог Сын – Бальдр (Иисус Христос);
  • Святой Дух - Система Мироздания. Например, - система девяти миров и мостов между ними с богами и богинями, контролирующими эти мосты и миры и соответствующими им рунами. Естественно, для Христианства – это своя система.

    Индивидуальность Бога Отца выразилась в Боге Сыне, в Иисусе Христе (Бальдр) с одной стороны, а система Мироздания выразилась в Святом Духе. Рагнарок. Один, как индивидуальность погибает (уходит), а Бальдр возвращается из Хел. Один как многогранная индивидуальность выстраивает систему на основе девяти миров, вместе с другими богами и богинями. А Бальдр, как совсем иная индивидуальность выстраивает иную модель.

    Не в этом ли кроется ответ на вопрос, почему погиб Бальдр? Бальдр погибает до Рагнарока. Рагнарок характерен тем, что он завершает некий этап развития Мироздания. Погибает Один, но из Хел возвращается Бальдр. Т.е. Бальдра как бы “убирают”(?) со сцены, чтобы в определенный момент иметь возможность заменить Одина. Бальдр заменит Одина, одна индивидуальность заменит другую. Естественно, на смену многогранной индивидуальности Одина приходит исключительно односторонняя индивидуальность Бальдра. Если некий сценарий развития Мироздания зашел в тупик, то есть новый сценарий. Совершенно новый. Ибо приходит новая индивидуальность. Что это будет за сценарий, – четко демонстрирует христианская система. Естественно, если Бальдр не погибает от прута омелы, то он гибнет во время Рагнарока, и иного сценария нет. Таким образом, мы ответили на вопрос: Чтобы было, если Бальдр не погиб? И ответили на вопрос: Почему погиб Бальдр? Теперь мы ответим на третий вопрос: Это выражение некой Судьбы Мирового Развития, или исключительно происки Локи? Для этого мы должны досконально рассмотреть смерть Бальдра. К чему мы и приступим.

    Песня о Бальдре

    Светлый Бальдр погибает, сраженный прутом омелы…. Цитата из Младшей Эдды:

    Надо поведать и о событиях, что еще важнее для асов. Начинается сказ с того, что Бальдру Доброму стали сниться дурные сны, предвещавшие опасность для его жизни. И когда он рассказал те сны асам, они держали все вместе совет, и было решено оградить Бальдра от всяких опасностей. И Фригг взяла клятву с огня и воды, железа и разных металлов, камней, земли, деревьев, болезней, зверей, птиц, яда и змей, что они не тронут Бальдра. А когда она это сделала и другим поведала, стали Бальдр и асы забавляться тем, что Бальдр становился на поле тинга, а другие должны были кто пускать в него стрелы, кто рубить его мечом, а кто бросать в него каменьями. Но что бы они ни делали, все было Бальдру нипочем, и все почитали это за великую удачу.

    Как мы видим, тут есть ряд существенных моментов. Первый момент – это то, что данные события очень важны для асов, причем это наиважнейшие события. Это так и говорится в начале повествования. Второй момент, - сны Бальдра. Приведем полностью текст:

    Сны Бальдра (Песнь о Вегтаме)

    1








    2








    3








    4








    5









    6









    7









    8









    9









    10









    11











    12









    13










    14








        Тотчас собрались
    все асы на тинг,
    и асиньи все
    сошлись на совет:
    о том совещались
    сильные боги,
    отчего сны у Бальдра
    такие зловещие.

    Один поднялся,
    древний Гаут,
    седло возложил
    на спину Слейпнира;
    оттуда он вниз
    в Нифльхель поехал;
    встретил он пса,
    из Хель прибежавшего.

    У пса была грудь
    кровью покрыта,
    на отца колдовства
    долго он лаял;
    дальше помчался —
    гудела земля —
    Один к высокому
    Хель жилищу.

    На восток от ворот
    выехал Один,
    где, как он ведал,
    вёльвы могила;
    заклинанье он начал
    и вещую поднял,
    ответила вёльва
    мертвою речью:

    «Что там за воин,
    неведомый мне,
    что в путь повелел мне
    нелегкий отправиться?
    Снег заносил меня,
    дождь заливал
    и роса покрывала, —
    давно я мертва».
    Один сказал:

    «Имя мне Вегтам,
    я Вальтама сын;
    про Хель мне поведай,
    про мир я поведаю;
    скамьи для кого
    кольчугами устланы,
    золотом пол
    усыпан красиво?»
    Вёльва сказала:

    «Мед здесь стоит,
    он сварен для Бальдра,
    светлый напиток,
    накрыт он щитом;
    отчаяньем сыны
    асов охвачены.
    Больше ни слова
    ты не услышишь».
    Один сказал:

    «Вёльва, ответь!
    Я спрашивать буду,
    чтоб все мне открылось:
    еще хочу знать,
    кому доведется
    стать Бальдра убийцей,
    кто сына Одина
    смерти предаст».
    Вёльва сказала:

    «Хёд ввергнет сюда
    дерево славы;
    ему доведется
    стать Бальдра убийцей,
    он сына Одина
    смерти предаст.
    Больше ни слова
    ты не услышишь».
    Один сказал:

    «Вёльва, ответь!
    Я спрашивать буду,
    чтоб все мне открылось:
    еще хочу знать,
    кто за убийство
    Хёду отплатит,
    кем на костер
    он будет отправлен».
    Вёльва сказала:

    «Ринд в западном доме
    Вали родит,
    и Одина сын
    начнет поединок,
    рук не омоет,
    волос не причешет,
    пока не убьет
    Бальдра убийцу.
    Больше ни слова
    ты не услышишь».
    Один сказал:

    «Вёльва, ответь!
    Я спрашивать буду,
    чтоб все мне открылось:
    еще знать хочу,
    кто эти девы,
    что будут рыдать,
    края покрывал
    в небо бросая».
    Вёльва сказала:

    «Нет, ты не Вегтам,
    как я считала,
    ты, верно, Один,
    ты древний Гаут!»
    Один сказал:
    «Ты же не вёльва,
    провидица вещая,
    ты, верно, мать
    трех великанов!»
    Вёльва сказала:

    «Домой поезжай!
    Гордись своей славой!
    Отныне сюда
    никто не придет,
    пока свои узы
    Локи не сбросит
    и не настанет
    гибель богов!»
    Таким образом, весь сценарий был доподлинно известен. Не были озвучены детали. Это верно. Ни одна ключевая деталь, которая могла бы дать картину детальной смерти Бальдра, сказана не была. Не было сказано про то, что Бальдр все же останется уязвимым (ибо Фригг забудет взять клятву с омелы), и про то, что смерть Бальдра будет необычайно нелепой (смерть на поле для тинга). Поэтому боги посчитали, что предусмотрели все и изменили ход Мирового Развития. Де-юре – это так. Де-факто нет. И дело тут не в ключевых деталях, оказавшихся роковыми. Тут дело в самом подходе. Ибо есть ряд мест, которые были явно проигнорированы богами.

    Вопрос Одина:

    «Имя мне Вегтам,
    я Вальтама сын;
    про Хель мне поведай,
    про мир я поведаю;
    скамьи для кого
    кольчугами устланы,
    золотом пол
    усыпан красиво?»

    Вёльва сказала:

    «Мед здесь стоит,
    он сварен для Бальдра,
    светлый напиток,
    накрыт он щитом;
    отчаяньем сыны
    асов охвачены.
    Больше ни слова
    ты не услышишь».

    Речь идет о роскошном приеме Бальдра в Хел. Его уже там ждут. И ждут именно Бальдра. И дело не в том, что он сын Одина, и поэтому ему и оказывают столь роскошный прием. Это само собой. Дело в том, как этот прием преподносится. Можно было просто сказать, что Бальдр окажется в Хел. И указать, что ему будет оказан соответствующий прием в Хел. Но здесь явно готовится некое действо. И Один не замечает это. Просто он не придает значения столь большой торжественности. Он замечает эту торжественность, но расценивает ее, как то, что здесь окажется Некто очень высокого положения. И все. А на то, что это действо, что это ритуал, он не обращает внимание. Вот что главное – РИТУАЛ. И это подчеркивается в ответе:

    «Мед здесь стоит,
    он сварен для Бальдра,
    светлый напиток,
    накрыт он щитом;….».

    А уже дальше – вообще конкретно:

    «Хёд ввергнет сюда
    дерево славы;
    ему доведется
    стать Бальдра убийцей,
    он сына Одина
    смерти предаст.
    Больше ни слова
    ты не услышишь».

    Хёд ввергнет сюда дерево славы….
    Вот ключевые слова. Поэтому трагические случайности, это лишь случайности. Если бы они не произошли, то произошли бы другие трагические случайности. Ибо уже исполнен РИТУАЛ.

    Как увидел то Локи, сын Лаувейи, пришлось ему не по нраву, что ничего не вредит Бальдру. Он пошел к Фригг, в Фенсалир, приняв образ женщины. А Фригг и спрашивает, ведомо ли той женщине, что делают асы на поле тинга. Та отвечает, что все, мол, стреляют в Бальдра, но это не причиняет ему вреда. Тогда промолвила Фригг: "Ни железо, ни дерево не сделают зла Бальдру. Я взяла с них в том клятву". Тут женщина спрашивает: "Все ли вещи дали клятву не трогать Бальдра?". Фригг отвечает: "Растет к западу от Вальгаллы один побег, что зовется омелою. Он показался мне слишком молод, чтобы брать с него клятву". Женщина тут же ушла.

    Локи вырвал с корнем тот побег омелы и пошел на поле тинга. Хёд стоял в стороне от мужей, обступивших Бальдра, ибо он был слеп. Тогда Локи заговорил с ним: "Отчего не метнешь ты чем-нибудь в Бальдра?". Тот отвечает: "Оттого, что я не вижу, где стоит Бальдр, да и нет у меня оружия". Тогда сказал Локи: "Все ж поступи по примеру других и уважь Бальдра, как и все остальные. Я укажу тебе, где он стоит; метни в него этот прут". Хёд взял побег омелы и метнул в Бальдра, как указывал ему Локи. Пронзил тот прут Бальдра, и упал он мертвым на землю. И так свершилось величайшее несчастье для богов и людей.

    Теперь встает вопрос. Почему Хед? Да, он слеп. Его легче обмануть. У него нет оружия и ему проще подсунуть прут омелы. Но он мог не попасть в Бальдра. Он же слепой. Во всяком случае, он мог не попасть с первого раза. Да и можно было попасть, так сказать в то место, которое не было жизненно опасным. Собеседник может улыбнуться и сказать, что это же аллегория. Да, согласен. Именно, аллегория. В первой главе “Северного пантеона богов” я уже приводил цитату Галины Бедненко: “Хёд - темная часть Одина - воина, слепая его половина (ведь Один слеп на один глаз). Но ведь и Бальдр может быть частью, ипостасью Одина - его светлой стороной. У него нет другого смысла, кроме как быть самым прекрасным богом, сыном Одина и умереть. А так Один уже поступал: приносил себя в жертву себе же”. Вот в чем дело. Темная часть убивает Светлую часть. Сценарий (РИТУАЛ) сделан именно так, чтобы Темная часть убила Светлую часть. А то, что попал сразу и в цель…. Так Хед же олицетворяет подсознание…. Тут попадешь и с завязанными глазами….

    А какова цель РИТУАЛА? Поначалу она не совсем понятна. Но, она становится понятна тогда, когда изложить и четко представить модель Мироздания. Что я и сделал в первой главе “Северного пантеона богов”. Все четко. Все исключительно работает. Все гармонично и сбалансировано. Но теперь внесем сбой во что-то из верхней части Мироздания. В Асгард - нельзя. Но можно это сделать с Альфхеймом. А для этого надо убрать Бальдра. Что и было задумано. Светлой части не стало. И тогда останется только Темная часть. Но идет адекватный ответ, и Темной стороны тоже не стало. Вали убивает Хеда. Да и второй исполнитель сценария (или Сценарист?) тоже получает по заслугам.

    Стал тот побег,
    тонкий и стройный,
    оружьем губительным,
    Хёд его бросил.
    У Бальдра вскоре
    брат народился, —
    ночь проживя,
    он начал сражаться.

    Ладоней не мыл он,
    волос не чесал,
    пока не убил
    Бальдра убийцу;
    оплакала Фригг,
    в Фенсалир сидя,
    Вальгаллы скорбь -
    довольно ль вам этого?

    Сплел тогда Вали.
    страшные узы,
    крепкие узы
    связал из кишок.

    Пленника видела
    под Хвералундом,
    обликом схожего
    с Локи зловещим;
    там Сигюн сидит,
    о муже своем
    горько печалясь, —
    довольно ль вам этого?

    Старшая Эдда (Прорицание Вёльвы, 32-35)

    Но что в итоге? А в итоге получилось остановка в развитии. Нет ни Светлой части (духовность), нет ни Темной части (единения с Природой; это же четко оформленные функции подсознания, олицетворяемые слепым Хедом). Де-юре Хед есть, а вот де-факто…. Как говориться в Эдде, он не выходит из своего дома….

    Когда Бальдр упал, язык перестал слушаться асов, и не повиновались им руки, чтобы поднять его. Они смотрели один на другого, и у всех была одна мысль - о том, кто это сделал. Но мстить было нельзя: было то место для всех священно. И когда асы попытались говорить, сначала был слышен только плач, ибо никто не мог поведать другому словами о своей скорби. Но Одину было тяжелее Всех сносить утрату: лучше других постигал он, сколь великий урон причинила асам смерть Бальдра.

    Когда же боги обрели разум, молвила слово Фригг и спросила, кто из асов хочет снискать любовь ее и расположение, и поедет Дорогою в Хель, и постарается разыскать Бальдра, и предложит за него выкуп Хель, чтобы она отпустила Бальдра назад в Асгард. И тот, кого называют Хермод Удалой, сын едина, вызвался ехать. Вывели тут Слейпнира, коня едина, вскочил Хермод на того коня и умчался прочь.

    Теперь надо поведать о Хермоде, что он скакал девять ночей темными и глубокими долинами и ничего не видел, пока не подъехал к реке Гьелль и не ступил на мост, выстланный светящимся золотом. Модгуд - имя девы, охраняющей тот мост. Она спросила, как звать его и какого он роду, и сказала, что за день до того проезжали по мосту пять полчищ мертвецов, "так не меньше грохочет мост и под одним тобою, и не похож ты с лица на мертвого. Зачем же ты едешь сюда, по Дороге в Хель?". Он отвечает: "Нужно мне в Хель, чтобы разыскать Бальдра, да может статься, видала ты Бальдра на Дороге в Хель?". И она сказала, что Бальдр проезжал по мосту через Гьелль, "а Дорога в Хель идет вниз и к северу".

    Вернусь к тому, что сказал ранее. Хермод не может изменить Судьбу. Ибо он контролирует выполнение Глобальной Задачи, и не может сделать так, чтобы Глобальная Задача не была исполнена. Он может лишь просить Хель отпустить Бальдра. Т.е. он должен исполнить свою Глобальную Задачу, но и должен следить за тем, чтобы выполнялись другие Глобальные Задачи. Снова цитата из Младшей Эдды:

    Тогда Хермод поехал дальше, пока не добрался до решетчатых ворот в Хель. Тут он спешился, затянул коню подпругу, снова вскочил на него, всадил в бока шпоры, и конь перескочил через ворота, да так высоко, что вовсе их не задел. Тогда Хермод подъехал к палатам и, сойдя с коня, ступил в палаты и увидел там на почетном месте брата своего Бальдра.

    Мы опять сталкиваемся с тем, что Бальдр находится в Хел на почетном месте.

    Хермод заночевал там. А наутро стал он просить Хель отпустить Бальдра назад, рассказывая, что за плач великий был у асов. Но Хель сказала, что надо проверить, правда ли все так любят Бальдра, как о том говорят. И если все, что ни есть на земле живого иль мертвого, будет плакать по Бальдру, он возвратится к асам. Но он останется у Хель, если кто-нибудь воспротивится и не станет плакать. Тогда Хермод поднялся, а Бальдр проводил его из палат и, взяв кольцо Драупнир, послал его на память Одину, а Наина послала Фригг свой плат и другие дары, а Фулле - перстень.

    Но Локи опять мешает богам.

    Вот пустился Хермод в обратный путь, приехал в Асгард и поведал, как было дело, что он видел и слышал. Асы тут же разослали гонцов по всему свету просить, чтобы все плакали и тем вызволили Бальдра из Хель.

    Все так и сделали: люди и звери, земля и камни, деревья и все металлы, и ты ведь видел, что все они плачут, попав с мороза в тепло. Когда гонцы возвращались домой, свое дело как должно исполнив, видят: сидит в одной пещере великанша. Она назвалась Текк. Они просят ее вызволить плачем Бальдра из Хель. Она отвечает:

    "Сухими слезами
    Текк оплачет
    кончину Бальдра.
    Ни живой, ни мертвый
    он мне не нужен,
    пусть хранит его Хель".

    И люди полагают, что это был не кто иной, как Локи, сын Лаувейи, причинивший асам величайшее зло".

    Таким образом, Бальдр остается в Хел. Но мы видим, что он занимает там почетное место, и не только почетное, а самое почетное, и понимаем, что его пребывание там – пребывание временное.

    Далее следует расплата. И Локи дастается по заслугам. Что приобрел Локи за вышеуказанный сценарий? Позор, страдания и плен. Больше ничего. Поэтому называть Локи главным сценаристом этого действа как-то не получается. Как говориться, не поворачивается язык. Поэтому я бы остановился на некой Судьбе Мирового Развития. О том, что в результате этого Бальдр не погибает во время Рагнарока, мы уже говорили, и о том, что в результате один сценарий Мирового Развития заменяется другим, тоже говорили. Это одна сторона вопроса. Это один ключевой момент. Теперь мы перейдем к другому ключевому моменту. Вернемся к тому, что я говорил чуть выше. Но что в итоге? А в итоге получилось остановка в развитии. Нет ни Светлой части (духовность), нет ни Темной части (единения с Природой; это же четко оформленные функции подсознания, олицетворяемые слепым Хедом). Речь идет об окружении Мидгарда. Речь идет о людях. Они и вырваны из Природы, и они лишены присутствия Бальдра. Т.е. с одной стороны дается запасной вариант Мирового Развития, а с другой стороны наносится удар по Существующей Системе. Чтобы было, если бы Бальдр и Хед полноценно функционировали бы в Системе? Для этого надо рассмотреть сам Рагнарок.

    Рагнарок

    Турсы были лишены богами своей мудрости и низвергнуты в мрачный (нижний) Нифельхейм. Мудрость турса, или развитое сознание в нашем понимании, особенно сознание, связанное с логическим мышлением, обобранная у турса, дается человеку.

    Йотун – сознание жуткого турса.
    Но разделили создание боги.
    Турс в Нифельхейме влачит свою долю.
    Йотун же был передан людям.

    (Современная Эдда. Речи Одина. 59)

    Если человек достойно заканчивает свою инкарнацию, то его душа возвращается к Богу, и готовится к следующей инкарнации, получает новую Глобальную Задачу. При этом его душа обогащается мудростью йотуна (творчеством сознания), а сам йотун уходит в Йотунхейм – в мир логического и творческого мышления. Причем здесь это творческое мышление основывается на логике. Здесь нет Любви, как великого Вдохновения. Но рождаются великие Мысли.

    Это творение Богу приятно.
    Душу бессмертную это наполнит.
    Только теперь йотун свободен.
    Йотун свободен – в Йотунхейм мчится.

    (Современная Эдда. Речи Одина. 143)

    Если человек проигрывает (сначала) своим страстям, инстинктам и низменным желаниям, склоняется к порокам, и, в результате после смерти физического тела попадает в Нифельхейм и (впоследствии) проигрывает схватку с турсом, то его душа не попадает к Богу, а спускается в Хел, а его йотун (его ментальность) достается турсу.

    Ты человек – мысли имеешь.
    Как кладезь сознания, турса ты манишь.
    Кто победит – тот сознанье получит.
    Битва такая тебя ожидает.

    (Современная Эдда. Речи Одина. 72)

    Ниже Свартальфхейма – Хел, ниже не будет.
    Там погибают заблудшие души.
    И туда ты пойдешь, если твой йотун
    Турсом будет проглочен.

    (Современная Эдда. Речи Одина. 221)

    Турсы находятся в заточении в нижнем (мрачном) Нифельхейме. Вырваться оттуда они смогут тогда, когда наберут нужное количество мудрости (захватят нужное количество йотунов).

    Турсы горят жаждой реванша.
    Битву великую ждет Мирозданье.
    Как наберут они йотунов меру,
    Так и пойдут они страшной войною.

    (Современная Эдда. Речи Одина. 73)

    Как они - турсы могут приблизить этот момент? Вопрос. Ответ - хаос на земле. Например, ядерная война. Последствия применения ядерного оружия приводят к “ядерной зиме”. Вот цитата из Младшей Эдды:

    Наступает лютая зима, что зовется Фимбульветр. Снег валит со всех сторон, жестоки морозы, и свирепы ветры, и совсем нет солнца. Три таких зимы идут сряду, без лета. А еще раньше приходят три зимы другие, с великими войнами по всему свету. Братья из корысти убивают друг друга, и нет пощады ни отцу, ни сыну в побоищах и кровосмешении. Так говорится об этом в “Прорицании вельвы”:

    Братья начнут
    биться друг с другом,
    родичи близкие
    в распрях погибнут;
    тягостно в мире,
    великий блуд,
    век мечей и секир,
    треснут щиты,
    век бурь и волков
    до гибели мира.

    И тогда свершится великое событие: Волк поглотит солнце, и люди почтут это за великую пагубу. Другой же волк похитит месяц, сотворив тем не меньшее зло. Звезды скроются с неба.

    Последствия ядерной войны приводят к голоду, отсутствию энергоресурсов, полному кризису власти, и вообще к полному кризису на Земле. Люди теряют человеческий облик, превращаются в зверей, убивают друг друга за пищу, справляют свои самые низменные инстинкты. Идет массовая гибель людей, потерявших человеческий облик (имеется в виду внутреннее состояние), которые после смерти физического тела становятся легкой добычей турсов. Тут же случается событие, которое принимает благоприятный для Локи и его детей оборот. По все видимости после ядерных взрывов начинается глобальное смещение геологических пластов. Глобальные землетрясения по все Земле. Цитата из Младшей Эдды:

    И вслед за тем свершится вот что: задрожит вся земля и горы так, что деревья повалятся на землю, горы рухнут, и все цепи и оковы будут разорваны и разбиты. И вот Фенрир Волк на свободе, и вот море хлынуло на сушу, ибо Мировой Змей поворотился в великанском гневе и лезет на берег. И вот поплыл корабль, что зовется Нагльфар. Он сделан из ногтей мертвецов. Потому-то не зря предостерегают, что всякий, кто умрет с неостриженными ногтями, прибавит материала для Нагльфара, а боги и люди желали бы, чтобы не был он скоро построен. Но плывет Нагльфар, подхвачен морем. Правит им великан по имени Хрюм. А Фенрир Волк наступает с разверстою пастью: верхняя челюсть до неба, нижняя - до земли. Было бы место, он и шире бы разинул пасть. Пламя пышет у него из глаз и ноздрей. Мировой Змей изрыгает столько яду, что напитаны ядом и воздух, и воды. Ужасен Змей, и не отстанет он от Волка.

    А как бы развивались события, при наличии Бальдра и Хеда? Произошла ли бы такая деградация людей? Дошли бы они до этого? Думаю, нет. Влияние Бальдра не позволило бы людям опуститься до зверей, а влияние Хеда через подсознание предупредило бы людей о страшной опасности. Но, увы…. Вот результат гибели Бальдра. Но тут можно опять подумать о хитрости Локи. Он был в заточении, но он в конечном итоге выиграл. Но, как мы увидим далее, Локи сам гибнет. Поэтому…. Какой уж тут выигрыш….

    Итак, мы имеем некий глобальный кризис, кризис всей Системы. Говоря о Системе, о Глобальной Системе, мы должны сделать некий комментарий. Есть Сурт, или Суртр. Бог Огня. Муспельхейм – его обитель. А то, о чем мы говорили вначале, представляет собой угрозу Мироздания, угрозу развития. Система начинает очищение. Очищающий огонь. Появляется Сурт. Цитата из Младшей Эдды:

    В этом грохоте раскалывается небо, и несутся сверху сыны Муспелля. Сурт скачет первым, а впереди и позади него полыхает пламя. Славный у него меч: ярче свет от того меча, чем от солнца. Когда они скачут по Бивресту, рушится этот мост, как уже говорилось. Сыны Муспелля достигают поля, что зовется Вигрид.

    Тут Вы можете заметить, что видите в моих высказываниях совершенно иной подход к Сурту и роли Сурта. Абсолютно верно. Ибо не надо искать врагов там, где их нет. Об этом мы еще будем говорить. А пока снова вернемся к Младшей Эдде:

    Туда же прибывают и Фенрир Волк с Мировым Змеем. Локи тоже там, и Хрюм, а с ним все инеистые великаны. За Локи же следуют спутники Хель. Но сыны Муспелля стоят особым войском, и на диво светло то войско. Поле Вигрид простирается на сто переходов в каждую сторону.

    Как мы видим, войско Сурта не примыкает к противникам богов. Сурт просто наблюдает за битвой. Начинается Великая Битва. Цитата из Младшей Эдды:

    Когда свершились все эти события, встает Хеймдалль и трубит громогласно в рог Гьяллархорн, будит всех богов, и они собираются на тинг. Вслед за тем Один скачет к источнику Мимира и испрашивает совета у Мимира для себя и своего воинства.

    Боги видят битву на равнине Вигрид, как свою Великую Битву. Это битва богов и только богов. Вмешательство Сурта воспринимается отрицательно. Фрейр, близкий к земным богам (ванам), да он и сам из ванов, видит опасность для Земли, которая исходит от Сурта, и вступает с ним в схватку. Цитата из Младшей Эдды:

    Трепещет ясень Иггдрасиль, и исполнено ужаса все сущее на небесах и на земле. Асы и все эйнхерии вооружаются и выступают на поле битвы. Впереди едет Один в золотом шлеме и красивой броне и с копьем, что зовется Гунгнир. Он выходит на бой с Фенриром Волком. Тор с ним рядом, но он не может прийти ему на помощь: он положил все силы на битву с Мировым Змеем. Фрейр бьется в жестокой схватке с Суртом, пока не падает мертвым. А погубило его то, что нет при нем доброго меча, отданного Скирниру. Тут вырывается на свободу пес Гарм, привязанный в пещере Гнипахеллир. Нет его опасней. Он вступает в бой с Тюрем, и они поражают друг друга насмерть. Тор умертвил Мирового Змея, но, отойдя на девять шагов, он падает наземь мертвым, отравленный ядом Змея. Волк проглатывает едина, и тому приходит смерть. Но вслед за тем выступает Видар и становится ногою Волку на нижнюю челюсть. На той ноге у него башмак, веки вечные собирался он по куску. Он сделан из тех обрезков, что остаются от носка или от пятки, когда кроят себе башмаки. И потому тот, кто хочет помочь асам, должен бросать эти обрезки. Рукою Видар хватает Волка за верхнюю челюсть и разрывает ему пасть. Тут приходит Волку конец. Локи сражается с Хеймдаллем, и они убивают друг друга. Тогда Сурт мечет огонь на землю и сжигает весь мир.

    Роль Бальдра

    И далее разворачивается новый сценарий Мирового Развития.

    Поднимется из моря земля, зеленая и прекрасная. Поля, незасеянные, покроются всходами. Живы Видар и Вали, ибо не погубили их море и пламя Сурта. Они селятся на Идавелль-поле, где прежде был Асгард. Туда приходят и сыновья Тора - Моди и Магни и приносят с собою молот Мьелльнир. Вскоре возвращаются из Хель Бальдр с Хедом. Все садятся, рядом и ведут разговор, вспоминая свои тайны и беседуя о минувших событиях, о Мировом Змее и о Фенрире Волке. Находят они в траве золотые тавлеи, которыми владели асы. Так здесь сказано:

    Будут Видар и Вали
    в Асгарде жить,
    когда пламя погаснет,

    Моди и Магни
    Мьелльнир возьмут,
    когда Вингнир погибнет.

    А в роще Ходдмимир от пламени Сурта
    укрылись два человека - Лив и Ливтрасир.

    Утренняя роса служит им едою. И от них-то пойдет столь великое потомство, что заселит оно весь мир, как здесь сказано:

    Спрячется Лив
    И Ливтрасир с нею
    В роще Ходдмимир;

    будут питаться
    росой по утрам
    и людей породят.

    И, верно, покажется тебе чудесным, что солнце породило дочь, не менее прекрасную, чем оно само, и дочь последует путем матери, как здесь говорится:

    Прежде, чем Волк
    Альвредуль сгубит,
    дочь породит она;

    боги умрут,
    и дорогою матери
    дева последует.

    Возвращается Бальдр. Теперь мы вернемся к тем фактам, которым уделяли столько времени и, зачастую читатель не понимал, почему это происходит. Это почетное место в Хел для Бальдра. Это некая ритуальность. Ритуал. Мы уже говорили, что происходит некий РИТУАЛ. Как это понимать? Почитание сына верховного бога и будущего верховного бога? Но мы знаем с каким трудом, и в каких мучениях Один открывает Руны.

    Знаю, висел я
    в ветвях на ветру
    девять долгих ночей,
    пронзенный копьем,
    посвященный Одину,
    в жертву себе же,
    на дереве том,
    чьи корни сокрыты
    в недрах неведомых.

    Никто не питал,
    никто не поил меня,
    взирал я на землю,
    поднял я руны,
    стеная их поднял —
    и с древа рухнул.

    (Старшая Эдда. Речи Высокого. 138, 139)

    Здесь все совсем иначе. Я попытаюсь объяснить, в чем тут дело. Бальдр – светлый бог. Он знает только одну сторону Мироздания. Теперь ему показывают иную сторону Мироздания. Причем показывают в исключительно ужасном виде. Он видит мучения людей, не павших на поле боя, а умерших от болезней, от старости.

    А великаншу Хель Один низверг в Нифльхейм и поставил ее владеть девятью мирами, дабы она давала приют у себя всем, кто к ней послан, а это люди, умершие от болезней или от старости….

    Бальдр видит, что не все есть воины, которых спасут валькирии и которые станут эйнхериями.

    Цитата из Младшей Эдды:

    Другие же прислуживают в Вальгалле, подносят питье, смотрят за всякой посудой и чашами. Так называют их в "Речах Гримнира":

    Христ и Мнет
    пусть рог мне подносят,
    Скеггьельд и Скегуль,
    Хильд и Труд,
    Хлекк и Херфьетур,
    Гель и Гейрахед,
    Рандгрид и Радгрид
    И Регинлейв тоже
    цедят пиво эйнхериям.

    Это все валькирии. Один шлет их во все сражения, они избирают тех, кто должен пасть, и решают исход сражения. Гунн, и Рота, и младшая норна по имени Скульд всякий раз скачут на поле брани и выбирают, кому пасть в битве, и решают ее исход.

    Еще цитата из Младшей Эдды:

    Тогда Ганглери молвил: "Ты рассказываешь, что все павшие в битве с тех самых пор, как был создан мир, обитают теперь у едина в Вальгалле. Как же ему удается накормить их? Ведь, наверно, собралось там людей великое множество!". Тогда отвечает Высокий: "Ты прав: великое множество там народу, а будет и того больше, хоть и этого покажется мало, когда придет Волк. Но сколько бы ни было людей в Вальгалле, всегда хватает им мяса вепря по имени Сэхримнир. Каждый день его варят, а к вечеру он снова цел. А что до твоих расспросов то, сдается мне, немного сыщется мудрецов, чтобы знали всю правду. Андхримнир - имя повара, а котел зовется Эльдхримнир. Так здесь о том сказано:

    Андхримнир варит
    Сэхримнира - вепря
    В Эльдхримнире мясо -
    дичину отличную:
    немногие ведают
    яства эйнхериев".

    Бальдр знает, что есть и иной путь. И для этого и создан мост Биврест, который охраняет Хеймдалль. Он пропустит достойных в Альфхейм.

    Но рано ли, поздно, но ты осознаешь –
    Дальше дорога есть для движенья.
    Все ты изведал, все ты увидел,
    Что хотел, то достиг, если стремился.

    Но от себя ты устал, как тебе это не странно.
    Себя слишком много, и ты утомился.
    Дорога зовет с собою проститься.
    Нужно иное, нужно душу изведать.

    Йотун разумный ранее правил.
    Ныне будет новый правитель.
    Йотуну можно думу не думать.
    А медом поэзии мысли наполнить.

    Альв изменился. Темный, что был он -
    Тот умирает. Светлый сильнее, сил набирает.
    Время придет, и ты с темным простишься.
    Новое тело – новые мысли.

    Ты в Нифельхейме сполна находился.
    Светлого альва темный здесь держит.
    Йотун трудился тут, светлого альва питая.
    И стал он могучий, темный же умер.

    Светлый же альв в Нифеле быть не желает.
    Манит Альфхейм, там его место.
    Там в Альфхейме душу познаешь.
    Йотун же будет лишь петь свою песню.

    Ты поднимайся, мост под ногами.
    Биврест его мы называем.
    Светлый альв твой достойный?
    Хеймдаль пропустит, не будет преграды.

    Будешь в Альфхейме, ныне ты светлый.
    Все что былое – ты все оценишь.
    Все по-другому ты ныне видишь.
    К Истине главной, держишь дорогу.

    (Современная Эдда. Речи Одина. 133-140)

    Но сколько наберется этих достойных…. Сила и мощь. На Земле естественный отбор среди животных, а среди людей в Нифельхейме идет отбор по результатам прожитой жизни. И там и там сила и мощь. Речь идет не только о физической силе, выносливости, ловкости. Речь больше идет о мужестве, о стойкости, а впоследствии о хитрости, сообразительности, потом об интеллекте. И, в конце концов, речь пойдет о духовности, об истинной духовности. Животного вначале обучают родители, а потом он сам идет в жизнь, активно пользуясь подсознательными инстинктами. Человека обучают намного дольше. И здесь уже не только родители оказывают влияние на него, но и среда, в которой он живет, общество, авторитеты, мировые лидеры, образы богов. Последние приобретают все большее и большее влияние. Но это некое частное обучение. Это некая помощь человеку, а идти он должен сам. Сила и мощь, и в первую очередь внутренняя сила и мощь. Так было задумано. Но здесь идет вмешательство турсов. Ибо они - заинтересованная сторона.

    Йотун – сознание жуткого турса.
    Но разделили создание боги.
    Турс в Нифельхейме влачит свою долю.
    Йотун же был передан людям.

    (Современная Эдда. Речи Одина. 59)

    Ты человек – мысли имеешь.
    Как кладезь сознания, турса ты манишь.
    Кто победит – тот сознанье получит.
    Битва такая тебя ожидает.

    (Современная Эдда. Речи Одина. 72)

    Ниже Свартальфхейма – Хел, ниже не будет.
    Там погибают заблудшие души.
    И туда ты пойдешь, если твой йотун
    Турсом будет проглочен.

    (Современная Эдда. Речи Одина. 221)

    Что происходит? Турсы сидят и ждут человека, который умер, чтобы сразиться с ним? По замыслу должно быть так. Но, оказавшись в Хел, Бальдр видит, что это не так. Турсы активно вмешиваются в дела людей, ибо:

    Альв очень злобный, зверем рожденный,
    Сразу несет человеку погибель.
    С нижнего мира турсом могучим
    Будет пленен он тебе в назиданье.

    (Современная Эдда. Речи Одина. 127)

    Для турса нужно сделать человека порочным, превратить его в зверя, чтобы потом одержать над ним победу. Искушение человека…. Люди начинают даже поклоняться турсам, воспринимая их в виде демонов (поклонение тут идет в преступно-корыстных целях), а иногда и даже обожествляя их (попытка оправдать свои преступления). Бальдр видит все это очень наглядно и во всех деталях. Чтобы понять верхние проблемы, надо оказаться внизу…. И Бальдр начинает действовать. Что он может сделать, заточенный в Хел? Он не может покинуть Хел, как Бальдр, но Хел может покинуть его Эманация. Естественно, но время. На очень короткое время. Далее начинается реализация альтернативного проекта. Идея его уже описывалась. Но я для удобства снова даю это описание:

    Христианский вариант – Бог. И некая индивидуальность – Иисус Христос. То, что понятно человеку. Принцип четко скопирован с Системы Валькнута. Христианский вариант – Бог Отец, Бог Сын и Святой Дух. Бог Сын – Иисус Христос имеет черты идентичные Бальдру. Тут можно искать некие различия, но суть одна.

    Фактически Иисус Христос был скопирован с Бальдра. И фактически христианская троица представляет собой следующую систему:

  • Бог Отец – Система Валькнута;
  • Бог Сын – Бальдр (Иисус Христос);
  • Святой Дух – система Мироздания.

    Система Валькнута. Применительно к Северной Традиции – это Один, Вили, Ве, применительно к иной системе это могут быть другие Имена, применительно к христианской (по Новому Завету, тут делайте четкое различие между Новым Заветом и Ветхим Заветом) и мусульманской системам – это закрытая система.

    И начинается эра Иисуса. Он несет людям Знание, а потом уходит. Причем процесс активной деятельности Иисуса занимает очень короткое время. До некого возраста он никак не проявлял себя. Эманация Бальдра не могла надолго покинуть Хел. Потом короткий период активной деятельности. И смерть на кресте. Его должны были предать (сценарий предательства тоже не нов), ибо время, время было очень ограничено. И он обещал вернуться. Правда вернется он уже не в виде Иисуса, а в виде Бальдра. Согласно Младшей Эдде.

    Тут встает вопрос. Почему Палестина? Почему не северные территории? Во-первых, Бальдр не мог подрывать авторитет Северной Традиции, внедряя альтернативное учение на территориях Северной Традиции. Во-вторых, наличие Иудаизма и поклонение богу Яхве. В-третьих, Тора (священная книга для иудеев, иудейская библия) фактически становится источником Ветхого Завета. Т.е. процесс идет дальше. Но что это за процесс? И вообще…. Непонятные намеки….

    Чтобы это понять, надо вернуться к Локи. Бальдр заточен в Хел, а Локи заточен в пещере. Великий Локи, предводитель великанов, организатор похода турсов на богов…. Дело в том, что на одни грабли можно наступить два раза, три раза (обычно три раза), но не тридцать три раза. Сколько могут великаны проигрывать, втягиваясь в различные баталии по инициативе Локи…. Турсы сами знают, что им делать и там уже есть некий порядок, структурированная власть, четкая иерархия. Никто Локи не ждет. Турсы воспринимают его абсолютно так, как его воспринимают асы. Неизбежное зло. Как для одной, так и для другой стороны. В принципе, это вечный скиталец. Вечный скиталец…. Но первой главе мы говорили о том, что у Локи есть обязанности в Системе девяти миров:

    Локи контролирует переход Хел – Нифельхейм. Руна, соответствующая ему – Ehwaz. Эту руну связывают с магией и конем Слейпниром, которого родил Локи, и который принадлежит Одину. Именно на Слейпнире поскачет Хермод выручать Бальдра из Хел. Слейпнир может преодолевать любые расстояния и проникать в любые миры.

    Таким образом, мы можем сказать, что Хель контролирует Хел. Мост между Хел и Йотутнхеймом контролирует Хенир, мост между Хел и Муспельхеймом контролирует Лодур, мост между Хел и Ванахеймом контролирует Фрейр, а мост между Хел и Нифельхеймом контролирует Локи.

    Все очень достойно выглядит. Но не для Локи. Думаю, что не надо много говорить о мосте Хел – Нифельхейм. Да, колдуны всегда были в цене, но Локи интересует не доля колдуна, а Миссия того, кому служат колдуны. Колдун свободен! Нифельхейм всегда называли местом иллюзий…. Так что знак восклицательный превращается в знак вопросительный….

    Какой выход для Локи? Создать нечто принципиально новое. Естественно, это должна быть иная территория и иные народы. Вернее, иной народ. Народ, который, кстати, тоже очень много скитался…. Вот интересные факты: Кабала – это внутренняя часть Торы. Дерево Сефирот имеет явные аналогии с Древом Мира (Системой девяти миров) Северной Традиции, а Старшие арканы Тарот соответствуют Рунам. Естественно, есть различия, отличия, зачастую принципиальные, но суть одна. А Локи очень хорошо знает Систему девяти миров. И создать для него подобную по сути, но совершенно иную по идеологии систему…. Легко….

    Но как создать единого Бога? Очень просто. Локи знал систему Валькнута. Только в Северной Традиции Валькнут существует изначально, как система Одина, Вили и Ве. А здесь идет обратный процесс, процесс формирования единого Бога. Ранее у евреев существовало многобожие. Яхве (Иегова) - самый известный и почитаемый бог. Бог Огня. Бог Элохим - многоликий бог. Некая всепроникающая субстанция. Бог Саваоф - бог войны. Три бога объединяются в Яхве. Отныне есть только единый Бог. Яхве. Он наделяется бесконечным содержанием. А каждое из имен – Яхве, Элохим, Саваоф выражают некое божественное свойство. Троица? Кстати, в Ветхом Завете называются еще и иные Имена. Поэтому не будем сейчас конкретизировать, что созданная система была троична или не троична. Главное суть и принцип единого Бога. При этом, Яхве – самое главное и содержательное имя. Яхве – это Бог. Естественно нужна индивидуальность. И выразителем индивидуальности Яхве становится Моисей. Кто вписывался в новую систему и принимал ее, тот становился частью системы, получая место в этой системе. Иные приобретали статус демонов, - противников системы. Вспомним турсов в Северной Традиции. Все повторяется. Итак, есть единый Бог – Яхве и выразитель индивидуальности – Моисей. Кстати, Моисей был необычайно сведущ в магических искусствах. Никого не напоминает? А змеиные жезлы Моисея и приписываемое ему отношение к культу змеи, манипуляции со змеями…. А рожденный Локи Мировой Змей…. Вселение эманации Локи…. Локи то сам в заключении….

    Все было бы так, но быть индивидуальностью Бога, Бога только одного народа Локи не устраивает. Он замахивается на большее. Начинается история Ветхого Завета. Из Торы создается Ветхий Завет. И снова интересный факт: там Иисус пишется как Иисус Навин. А вот цитата из Младшей Эдды:

    Локи пригож и красив собою, но злобен нравом и очень переменчив. Он превзошел всех людей тою мудростью, что зовется коварством, и хитер он на всякие уловки. Асы не раз попадали из-за него в беду, но часто он же выручал их своею изворотливостью. Жену его зовут Сотюн, а сына их - Нари или Нарви.

    Вообще, мы как-то совсем забыли про этого сына Локи…. Опять Локи все придумал. Поистине можно восхитится гениальностью замысла. Но в последний момент…. В последний момент Иисусом становится не сын Локи, а Бальдр. Именно с Бальдра Локи “создавал” Иисуса. Именно Бальдр был Идеалом. Локи все сделал. Мавр сделал свое дело…. А далее, как обычно. Идеал и стал Идеалом. Эманация Бальдра входит в живое воплощение Иисуса. Вот откуда такие гонения на него со стороны первосвященников-иудеев. И Бальдр становится основателем Христианства. При этом не надо воспринимать, что его божественный Отец в христианской системе это Один или Система Один, Вили и Ве. Или Яхве (система - Яхве, Элохим, Саваоф). Это абсолютно не так. Если бы Иисусом стал сын Локи, то да, как Бог Отец была бы принята система - Яхве, Элохим, Саваоф. Но, здесь нужна была АБСОЛЮТНО иная и новая Система. Вот почему все придумал Локи, а Иисусом стал Бальдр. Бальдр – Иисус, Сын Божий, а Бог Отец – это иное представление Бога (иная система, отличающаяся от системы Один, Вили, Ве или Яхве, Элохим, Саваоф). Кстати, есть Пятикнижие Моисея, вошедшее в Ветхий Завет. Но по свидетельствам всего книг было десять. Т.е. половина книг была запрещена. А потом и вообще появляется Новый Завет, где уже полностью реализуется христианская система по Бальдру. Далее идет становление и развитие Христианства. Что происходит применительно к Мирозданию? Разберем это детально. Причем нас интересует все это применительно к Северной Традиции и к Системе Мироздания, согласно Северной Традиции. Другие пусть уж разбираются со своими вопросами сами.

    Первое. Позиции турсов и их влияние на людей ослабевают. Ибо появляется некая Сила, которая противодействует отрицательному влиянию турсов на человека. Создается система непосредственного восхождения человека после смерти из Мидгарда в Альфхейм. Восхождение праведника. Без попадания в Нифельхейм. Рагнарок отдаляется, и это позволяет достичь некого момента во времени, когда можно внести нужные коррекции в Систему и изменить сценарий Последней Битвы.

    Второе. Есть боги и турсы и есть их противостояние. Борьба за людей, - есть некая часть этого противостояния. Человек, как некая сущность, турса не интересует. Турса интересует йотун, сознание человека. Но в борьбе за людей появляется некая новая сила. С одной стороны эта сила порицает богов и пытается уничтожить Северную Традицию. С другой стороны, это некий прогресс в развитии человечества и глобальная помощь богам.

    Третье. Есть боги и турсы и есть их противостояние. Но есть и сила, и есть и некая другая сила, которая противостоит первой силе. Мы уже говорили, что некоторые божества не вошли в новую систему и противостоят ей. Понятно, что по-другому быть не могло. Ибо это закон Мирового Развития. Можно конечно опять во всем обвинить Локи. Но…. Но Закон, есть Закон. Часть природных богов объявляется демонами и причисляется к изначальным демонам (турсам). Причем борьба новых демонов уже начинает носить иной оттенок. Новые демоны уже борются не за сознание человека, не за его интеллект, а за его душу. Ибо они хотят вернуть себе потерянные позиции. И здесь получается идеальный симбиоз старых и новых демонов. Одни получают сознание, а другие душу.

    Четвертое. Говоря о новой силе надо говорить и о новых воителях. Ибо проповедь – это только часть силы. Это главное, но не единственное. Это те, кто противостоит новым демонам. Как мы видим, Система значительно усложняется.

    На этом мы, пожалуй, закончим вторую главу. В третьей главе мы вернемся к Системе девяти миров и переходов между ними. Мы закроем вопросы, которые были подняты в первой главе. Но уже с учетом событий, описанных в данной главе. И, естественно, нам придется столкнуться с тем, что Система усложнилась.

    Copyright © 2001-2007     Shaposhnikov Oleg     http://runa-odin.narod.ru   

    Рейтинг Инфо-Поле

  • Hosted by uCoz